Поговорим об Украине

Такое ощущение, будто наша страна просто не может подобрать слова, чтобы заявить о себе миру. Поэтому приходится звучать нам — простым украинцам

Говорить об Украине — занятие азартное, но неблагодарное. Особенно если находишься за ее пределами. Прежде всего из‑за собеседников. Обычно ведь сразу попадаешь на экспертов. И сталкиваешься с этим постоянно — в Польше, Германии, Франции, США. У взрослых серьезных людей, спрашивающих тебя о твоей стране, на все есть готовый ответ. У каждого, конечно, свое видение, понимание и глубина погружения. Но если в целом и общем, то всех этих экспертов можно разделить на две категории.

К первой принадлежат условные поляки-немцы-французы-итальянцы, которые относятся к Украине хорошо, но информацией пользуются избирательно, реальность воспринимают субъективно. С Украиной, как правило, связаны чем‑то непостижимо личным: или с кем‑то в браке (вариант — помолвлены, разведены), или ведут общий бизнес (вариант — инвестировали во что‑то, в чем не разбираются, и остались обведенными вокруг пальца украинскими партнерами), или как‑то напрямую причастны к проблемам демократии (политики, журналисты, проповедники). В любом случае к информации, услышанной от тебя и не подкрепленной авторитетным мнением супруги (вариант — украинского менеджера по оптовым продажам, церковного старосты), относятся скептически. Иногда от них можно услышать альтернативное описание политических сил у нас дома, иногда — какую‑то информацию, свидетельствующую об их принадлежности к промышленному шпионажу, но в целом — это самая лояльная и благосклонная к нам социальная группа. Украину они любят, хотят ей помочь, пусть и не знают как.

Куда хуже со второй категорией. Это жители того же ЕС или США, или других уголков безбрежного мира, смотрящие на него, условно говоря, сквозь российское отражение. Они даже ссылаются на независимые СМИ. Звучит это примерно так: “Ситуация на Донбассе? Мы слышали от нашего корреспондента в Восточной Европе”. “А где находится офис вашего корреспондента?” — интересуешься в ответ. “Ну как где? — удивляются они. — В Москве”. Оценивать ситуацию в Украине прежде всего с учетом интересов и предпочтений наших северных соседей — для многих привычно и комфортно. При этом к самой Украине относятся вполне благосклонно, хоть и в некоторой степени снисходительно. Мол, вы же понимаете: вооруженный переворот, радикалы у власти (да-да, это об Украине), цензура и русофобия. Мол, сфера интересов, исторические обстоятельства, мировая закулиса. Одним словом, нас любят, но желательно в поджаренном виде. На соотечественников, отрицающих присутствие радикалов во власти, смотрят с подозрением. Как на потенциальных радикалов. В дискуссию вступают легко, правда, собеседника обычно не слушают.

В чем тут дело? В нежелании понимать? Да, безусловно. Но и в отсутствии четкой и доступной информации в том числе.

В разговорах с украинцами, щедро разбросанными по миру, постоянно слышны жалобы на отсутствие Украины в этом самом мире. Украинцы — от Польши до Канады — уже шестой год подряд пытаются привлечь внимание политиков и граждан тех стран, в которых им выпало пребывать, к событиям на своей родине. Украинцы не дают им покоя и напоминают о неудобном. По большому счету делают то, что должна делать сама Украина. Но не делает. Или, скажем так (чтобы не впадать в крайности), делает недостаточно.

Такое ощущение, будто Украина просто не может подобрать слова, которыми могла бы говорить о себе, объяснить себя, которые звучали бы просто и убедительно. Иногда это несет в себе фатальные последствия. Иногда единственная возможность заявить о своей стране — голоса самих украинцев, которые, не дождавшись официальных месседжей, сами кричат об оккупации и агрессии.

В конце концов мы много чего делаем впервые. Например, впервые пытаемся говорить с миром так, чтобы мир не смог нас игнорировать. Сложно, но иногда получается.

У нас в целом получается больше, чем можно было бы ожидать. Нас действительно плохо знают, но очень часто, как только мы начинаем говорить своим голосом, он запоминается. Это не всегда удается на официальном уровне. Пока политики звучат неубедительно, об Украине говорят музыканты, режиссеры и поэты. Возможно, они делают это слишком эмоционально, возможно, им не хватает аналитики и прагматизма. Но у них есть позиция и любовь к тому, о чем они говорят. Иногда этого достаточно, чтобы быть убедительным.

Сергей Жадан

Источник: Новое время

Дякуємо: glavnoe.ua

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*